Статья 70. Право нанимателя на вселение в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма других граждан в качестве членов своей семьи

1. Наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя — других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы. На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя.

2. Вселение в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя влечет за собой изменение соответствующего договора социального найма жилого помещения в части необходимости указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя.

Комментарий к Ст. 70 ЖК РФ

Право на вселение в занимаемое жилое помещение иных граждан всегда рассматривалось как одно из наиболее важных и ценных для нанимателя правомочий. Вместе с тем это правомочие нанимателя никогда не было свободно от различного рода административных ограничений. Длительное время ЖК РСФСР в качестве одного из условий вселения в жилое помещение называл необходимость соблюдения установленного порядка вселения, под которым понималась необходимость соблюдения правил о прописке (регистрации). Поэтому зачастую на практике именно с фактом прописки или ее отсутствия связывалось решение вопроса о приобретении вселившимся лицом права на то или иное жилое помещение.

Несмотря на то что цивилисты всегда выступали за отмену административных барьеров в регулировании жилищных отношений и еще Заключением Комитета конституционного надзора СССР от 11 октября 1991 г. нормативные акты о прописке были признаны недействующими, положение ЖК РСФСР о необходимости соблюдения этих правил оставалось действующим до 25 апреля 1995 г. — до дня принятия Конституционным Судом РФ Постановления по делу о проверке конституционности ч. ч. 1 и 2 ст. 54 ЖК РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой <1>. В этом Постановлении Конституционный Суд РФ отметил, что неопределенность юридического содержания понятия «в установленном порядке» не позволяла ответить на вопрос, какой орган и какие акты должны устанавливать этот порядок, что порождало произвольное понимание того, что оно означает по своему существу: отсутствие указания на вид нормативного акта, который должен устанавливать порядок вселения в жилое помещение, позволяло законодательным и исполнительным органам государственной власти различных субъектов Российской Федерации устанавливать его по собственному усмотрению. Правоприменительные же органы при решении вопросов вселения в жилое помещение нередко руководствовались отмененными нормативными актами.
———————————
<1> См.: Конституционный Суд Российской Федерации: Постановления. Определения. 1992 — 1996 гг. М.: Новый Юрист, 1997. С. 319.

В итоге Конституционный Суд РФ признал, что содержавшееся в ст. 54 ЖК РСФСР положение об установленном порядке как процедуре вселения в жилое помещение при условии соблюдения режима прописки не соответствует по содержанию ст. ст. 18, 19 (ч. 1), 27 (ч. 1), 40 (ч. 1) и 55 (ч. ч. 2 и 3) Конституции РФ.

Развивая эту правовую позицию, Конституционный Суд РФ в Постановлении по делу о проверке конституционности п. п. 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713, отметил, что представление гражданином такого документа, как паспорт или иной заменяющий его документ, удостоверяющий личность гражданина, и документа, являющегося основанием для вселения гражданина в жилое помещение (ордер, договор, заявление лица, предоставившего гражданину жилое помещение, или иной документ), либо его надлежаще заверенной копии порождает у органа регистрационного учета не право, а обязанность зарегистрировать гражданина в жилом помещении, которое он избрал местом своего жительства <1>.
———————————
<1> См.: Конституционный Суд Российской Федерации: Постановления. Определения. 1997 — 1998 гг. М.: Юристъ, 2000. С. 186.

2. Жилищный кодекс РФ внес изменения в регулирование отношений по вселению в жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, других граждан в качестве членов семьи нанимателя, максимально приблизив его к тому, что предусмотрено для найма (коммерческого найма) жилого помещения гл. 35 ГК РФ (о круге членов семьи нанимателя социального жилья см. комментарий к ст. 69 ЖК).

3. Одним из условий вселения новых членов семьи нанимателя в социальное жилье помимо желания нанимателя является согласие проживающих в жилом помещении граждан. Такое согласие должно быть дано в письменной форме. Введение письменной формы согласия на вселение не следует рассматривать как ужесточение правил вселения: во избежание споров между старыми и новыми членами семьи такая форма согласия не исключалась и ЖК РСФСР. Прямое указание ЖК РФ на необходимость получения письменного согласия всех проживающих в данном жилом помещении на вселение нового жильца призвано предотвратить возможные конфликтные ситуации, связанные с приобретением права на жилое помещение вселившегося лица. Само по себе несоблюдение письменной формы согласия на вселение нового члена семьи в жилое помещение в случае спора не должно приводить к безусловному отказу в признании права на жилое помещение за этим лицом. Комментируемый Кодекс об этом не говорит. Поэтому заинтересованное лицо вправе ссылаться на любые иные письменные доказательства того, что такое согласие давалось. В противном случае в приобретении права на жилое помещение путем вселения в него может быть отказано.

Для вселения в жилое помещение нового члена семьи также требуется письменное согласие временно отсутствующих членов семьи (см. комментарий к ст. 71 ЖК).

Согласие сонанимателей жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, требуется на вселение определенных лиц. К их числу относятся супруг, совершеннолетние дети и родители нанимателя. Вселение указанной категории граждан допускается вне зависимости от того, будет наниматель признаваться после их вселения нуждающимся в получении социального жилья вследствие уменьшения его площади до учетной нормы, дающей право постановки на учет нуждающихся в получении социального жилья, или не будет.

4. Для вселения в жилое помещение в качестве членов семьи других граждан (родственников любой степени родства, фактического супруга и т.д.) наниматель социального жилья должен получить не только согласие проживающих с ним в жилом помещении членов семьи (включая временно отсутствующих), но и согласие наймодателя. Требование согласия наймодателя для вселения в жилое помещение этой категории граждан направлено на предотвращение возникновения у нанимателя одного из оснований нуждаемости в получении другого жилого помещения по договору социального найма, т.е. уменьшения общей площади занимаемого жилого помещения до учетной нормы (см. комментарий к ст. 50 ЖК), что, как исключение, допустимо лишь в отношении его супруга, детей и родителей. В связи с этим ЖК РФ прямо указывает на то, что наймодатель может запретить вселение некоторых граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь занимаемого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы, которая устанавливается органом местного самоуправления, а в ряде случаев — законом субъекта Федерации или федеральным законом.

Решением Верховного Суда РФ от 16 января 2008 г. N ГКПИ07-1022 признан недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу подп. «а» п. 9 Правил пользования жилыми помещениями, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 г. N 25, в той мере, в которой эта норма требовала согласия (в письменной форме) наймодателя на вселение нанимателем в занимаемое им по договору социального найма жилое помещение своего супруга, своих детей и родителей.

В то же время было отказано в признании недействующим подп. «в» п. 8 Типового договора социального найма жилого помещения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 21 мая 2005 г. N 315, как не предусматривающего право наймодателя запретить вселение нанимателем в занимаемое им жилое помещение своего супруга, своих детей и родителей в случае, если после такого вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи станет меньше учетной нормы.

Такое ограничение для вселения новых членов семьи ранее не было известно ЖК РСФСР. Представляется, однако, что в том случае, когда вселение к нанимателю социального жилья, например, дальнего родственника действительно вызвано необходимостью и какими-либо заслуживающими внимания обстоятельствами (болезнью нанимателя, за которым требуется уход, и т.д.), наймодатель вправе разрешить такое вселение независимо от допустимого уменьшения размера общей жилой площади. Этот вывод может быть сделан как из формулировки ст. 70 ЖК РФ, которая говорит фактически о праве, а не об обязанности наймодателя запретить такое вселение, так и на основании здравого смысла. Вместе с тем следует иметь в виду, что понуждение наймодателя к даче такого согласия на вселение в судебном порядке невозможно.

В том случае, если член семьи нанимателя жилого помещения все-таки вселился в него без согласия наймодателя, такое вселение следует рассматривать как самоуправное и не порождающее права члена семьи на жилое помещение. Выселение самоуправно вселившегося лица ЖК РФ не предусматривает. Вместе с тем это не лишает наймодателя права поставить вопрос о выселении самоуправно вселившегося лица по правилам ГК РФ (см. комментарий к ст. 91 ЖК).

5. В ЖК РФ неизменным осталось правило, согласно которому на вселение к родителям их несовершеннолетних детей (т.е. лиц, не достигших 18-летнего возраста) не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и наймодателя. Согласно практике Верховного Суда РФ несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь, которая определяется им в качестве места жительства соглашением родителей. Такое соглашение выступает предпосылкой вселения ребенка в конкретное жилое помещение. При этом закон не устанавливает какого-либо срока, по истечении которого лицо может быть признано вселенным (см. Определение Верховного Суда РФ от 25 августа 2009 г. N 5-В09-90). Это правило распространяется и на вселение несовершеннолетних детей к бывшим членам семьи нанимателя социального жилья, если они остались проживать в этом же помещении. Представляется, однако, что целесообразнее было бы говорить об упрощенном порядке вселения в жилое помещение недееспособных детей нанимателя, учитывая, что они могут вступить в брак до 18 лет, и т.д.

6. Вселившиеся члены семьи нанимателя приобретают наравне с ним права и обязанности, определенные договором социального найма жилого помещения. Равный объем этих прав и обязанностей вытекает из положений ст. 69 (ч. 2) ЖК РФ.

В отличие от ЖК РСФСР ЖК РФ не предусматривает возможности ограничения прав вселившегося члена семьи нанимателя на пользование жилым помещением соглашением сторон. Поэтому в настоящее время недопустимо ограничивать право пользования жилой площадью нового члена семьи нанимателя соглашением, по которому вселившееся лицо приобретало бы право пользования, к примеру, только одной комнатой в трехкомнатной квартире.

7. Факт вселения в жилое помещение нового члена семьи нанимателя должен быть отражен в договоре социального найма в целях определенности возникших отношений, осведомленности о правах и обязанностях сторон. Именно в таком контексте следует рассматривать положение ч. 2 комментируемой статьи. Вместе с тем изменение договора социального найма жилого помещения при вселении нового члена семьи нанимателя может касаться многих его условий, связанных в том числе с размером вносимой платы за жилое помещение и коммунальные услуги, появлением новых правомочий, например на замену жилого помещения по состоянию здоровья, и т.д.

Как отметил Верховный Суд РФ, правовая норма, предписывающая отразить в договоре социального найма сам факт вселения в жилое помещение нового члена семьи, оформив возникшие в связи с этим отношения, не требует согласия наймодателя на изменение договора социального найма и не наделяет наймодателя правом запретить включение в соответствующий договор новых членов семьи, вселенных наймодателем с соблюдением правил, установленных ч. 1 ст. 70 ЖК РФ (см. Определение от 18 ноября 2008 г. N 5-В08-117).

Несоблюдение этой нормы само по себе не является основанием для признания вселенного члена семьи нанимателя не приобретшим права на жилое помещение при соблюдении установленного ч. 1 комментируемой статьи порядка вселения нанимателем в жилое помещение других граждан в качестве членов своей семьи.

Отсутствие письменного договора социального найма жилого помещения, в который то или иное лицо включено в качестве члена семьи нанимателя, также не позволяет опровергнуть иные доказательства, свидетельствующие о фактическом вселении в спорную квартиру в качестве члена семьи.